Статья

Эдуард Рубин: “Образование — основа государства. Если этого не поймут, мы будем продолжать строить тюрьмы”

Сооснователь Харьковского IT-кластера, руководитель одного из самых зрелых украинских предприятий в области разработки ПО “Телесенс IT”, экс-и.о. ректора Харьковского национального университета радиоэлектроники, депутат Харьковского облсовета, — Эдуард Рубин давно и успешно занимается IT-бизнесом и просветительской деятельностью.

Команда образовательного хаба “SPALAH” обсудила с предпринимателем ситуацию на украинском IT-рынке, популярные специальности среди абитуриентов, отток молодых специалистов на Запад и проблемы с утечкой данных в социальных сетях. 


"Мы должны донести власти важность IT-индустрии"

В прошлом месяце Харьковский IT-кластер отпраздновал трехлетие. С чего он начинался и что представляет из себя сегодня? В чем состоит основная миссия IT-кластеров?

Как только в Украине появилась IT-индустрия, сразу начали создаваться различные ассоциации. Бизнесмены хотели объединиться, чтобы решать какие-то общие задачи. На сегодняшний день есть две активные всеукраинские организации: IT-комитет EBA (European Business Association) и IT-Украина, которые решают общие задачи и помогают друг другу. Но помимо всеукраинских проблем, существуют наши внутренние региональные: как готовить специалистов, как сделать город лучше, чтобы сюда приезжали инвесторы и клиенты для наших IT-компаний. IT-кластер Харькова — это объединение бизнеса, образовательных учреждений и власти. Мы стараемся создать условия и инфраструктуру в регионе, которая позволяла бы всем работать и развиваться. На сегодняшний день IT-индустрия города — одна из основных, у нас около 400 IT-компаний, которые на 80% работают на экспорт. Сюда поступает валюта из-за рубежа, которая здесь же расходится и тянет за собой подъем сопутствующих индустрий — недвижимость, мебель, продукты питания и т.д. Соответственно, мы должны донести местной власти важность нашей индустрии для города, войти в структуру его развития.


Какова на сегодняшний день динамика роста инвестиционной привлекательности IT-отрасли в регионе? 

Первые годы после начала войны было очень сложно, ведь линия фронта находится недалеко и инвесторы боялись идти сюда. Но сегодня политика стабилизируется и международный бизнес заинтересован инвестировать, потому что Харьков всегда был и остается важным научным и студенческим городом. IT — бизнес молодых, поэтому западным инвесторам очень выгодно строить здесь свои предприятия.

В последние несколько лет в украинских IT-компаниях нередко устраивают обыски...

Количество обысков в последнее время уменьшилось. Мы добились того, чтобы принять закон о прекращении таких маски-шоу. Мы не защищаем компании, в которых проводятся обыски, потому что не исключено, что в них происходит нарушение закона. Но существует множество цивилизованных методов, чтобы проверить компанию, найти нарушение, наказать, если необходимо, и исправить, если можно, а не создавать гул на весь мир.

С какой целью государство давит на айтишников? Кому это выгодно?

Выгодно это в первую очередь тем, кто хочет выбивать деньги. Коррупция не исчезнет завтра по приказу, соответственно, появляется человек, который обладает какой-то властью, шантажирует, запугивает, требует от людей взяток, чтобы откупиться от чего-нибудь. К сожалению, закон у нас работает так, что часто многие не могут справиться с выполнением всех норм — естественно это проходит как нарушение.

Каким образом сегодня украинским IT-компаниям обезопасить себя от внешних рисков?

На сегодняшний день все ассоциации Украины общаются между собой. В крупных городах открываются кластеры, мощные объединения. Сегодня мы стараемся лоббировать законы, которые помогли бы развиваться IT-индустрии. Мы приходим на слушания, работаем с депутатами, рассказываем им, почему нужно так, а не иначе, чтобы не убить те ростки, которые сегодня есть у IT-индустрии.


"Нужно сделать систему образования приоритетом"

До начала нового учебного года осталось всего десять дней. Какие специальности пользуются наибольшим спросом у абитуриентов?

На сегодняшний день больше всего абитуриентов подали заявления на филологов, экономистов, юристов — на гуманитарные профессии. На втором месте — айтишники. Математиков, физиков, инженеров очень мало. Это, конечно, удручает, потому что абитуриенты поступают в вузы только для того, чтобы получить диплом. Пока они еще подвластны родителям, те заставляют их получить дипломы — студенты получают их, независимо от того, нравится им специальность или нет. В итоге из всех, кто учился на юристов и экономистов, по специальности будут работать только 5-10 %. Хотя многие идут и в IT, потому что им говорят: “Иди туда, там можно много заработать!”, но после выпуска они не работают в IT, потому что не лежит душа.  

Снижение спроса на точные науки можно объяснить тем, что абитуриенты ищут легкие пути?

К этому привело увеличение количества вузов в нашей стране и количества лицензионных мест. 25 лет назад гораздо меньше студентов училось в высших учебных заведениях, больше шли в техникумы, сегодня высшее образование стало доступней.

В этом году половина сдающих ВНО по математике не смогла сократить дробь. Получается, что их подвела недостаточная подготовка на уровне средней школы?

Проблема системы образования комплексная. Если в пединституты идут люди со 120 баллами, это значит, что они будут учить следующие поколения, не дотягивая до своего 120-балльного уровня. Нужно полностью изменить систему образования, сделать ее приоритетом, потому что образование — основа государства. Если этого не поймут, мы будем продолжать строить тюрьмы.

Существуют ли успешные западные кейсы, которые можно адаптировать под украинскую систему образования?

Сегодня много говорят о финском, сингапурском, японском образовании. Ко всему этому нужно подходить очень осторожно, потому что все это образование построено на ментальности тех людей. Если мы говорим о финском образовании, то финны ушли из Российской империи 100 лет назад и уже сформировались как демократическое государство. У них криминал и коррупция на минимальном уровне, учитель сидит с телефоном Samsung Galaxy 9 и на равных разговаривает с детьми. У нас учителя воспитаны в системе патернализма, многие из них с трудом разбираются в клавишных телефонах. Грубо говоря, сегодня люди с управлением на лампах хотят что-то объяснить детям, которые давно в облачных технологиях. Если мое поколение, поколение моего отца, дедушки, учились по одной технологической цепочке, сегодня отрыв учителя от ребенка очень велик.


В последние годы все больше студентов выбирают для поступления зарубежные вузы. Говорит ли это о том, что уровень доверия к украинскому образованию падает?

Здесь конечно, много проблем — и экономических, и политических, но одна из основных — да, это недоверие к украинской системе образования. Работая в высшем образовании, я заметил, что оно очень слабое и держится на единицах умных и грамотных профессоров. Основная масса вузов ничего не хочет, зарабатывает деньги и делает вид, что дает студентам знания. Студенты ко второму-третьему курсу понимают это, теряют к учебе интерес и начинают работать, приходя в вуз только для того, чтобы получить оценку, заплатить взятку преподавателю, либо просто договориться с ним. Родители, если у них позволяют средства, отправляют детей за рубеж, толковые ребята сами находят возможность уехать.

Как снизить количество молодых специалистов, которые уезжают за рубеж?

Вопрос не в том, как снизить их количество, а в том, как изменить систему, чтобы они не уезжали. Снизить количество можно очень легко — например, ввести запрет на выезд за границу. Такого, естественно, быть не должно. Во всем мире люди мигрируют. Японцы работают в Европе и в Америке, американцы работают в Европе и в Японии. Но они оттуда уезжают не потому, что там жизнь хуже или лучше, а потому что получают работу, которая им нравится. У нас же на это накладывается еще и нежелание жить здесь, бороться за экономику Украины. Наша задача — построить систему таким образом, чтобы люди хотели здесь оставаться. Можно создавать здесь интересные вакансии, открывая филиалы международных предприятий. Microsoft, Google имеют свои филиалы во многих странах мира. У Microsoft, например, есть крупный пилотный центр в Израиле: там не дешевле, чем в Америке, но есть много умных ребят. Наши специалисты не дотягивают до их уровня. Да, есть те, которые работают в Google, Facebook, но это единицы, исключения из правил. Нужно сделать, чтобы украинцы обладали такими знаниями, которых бы хватало для работы на передовых западных предприятиях. Тогда к нам будут приезжать и открывать эти предприятия здесь.


"Не выставляй в соцсети то, что не хочешь показать"

Весной Facebook оказался в эпицентре скандала, связанного с утечкой данных миллионов пользователей. Каким образом рядовому юзеру предотвратить утечку его личных данных?

Воры существовали всегда. Для того, чтобы не украли кошелек, не зевай и спрячь его подальше; чтобы не вытащили карточку — тоже спрячь ее и не храни вместе с PIN-кодом. Сегодня мы живем в цифровом мире, поэтому ты должен быть готов, что твои данные будут украдены. Я к этому отношусь просто: не выставляй в соцсети то, что не хочешь показать. Если ты что-то показал, знай — когда-нибудь это будет украдено или использовано против тебя. Есть люди, которые вообще не сидят в соцсетях, но мир изменился: сегодня если тебя нет в соцсетях — тебя не существует. Можно, конечно, продолжать ездить на лошадях и в каретах, когда все передвигаются на машинах: в карете твоя жизнь в большей безопасности, чем когда ты несешься на Lamborghini со скоростью 250 километров в час и вероятность твоей гибели гораздо выше. Точно также и с соцсетями: не хочешь — не находись там, хочешь — контролируй себя.

Хочешь быть айтишником, но не знаешь с чего начать? Регистрируйся на онлайн-курсы SPALAH и вникай в тему с нашими опытными преподавателями!

Подпишись на еженедельный дайджест и получай на почту:

лучшие статьи, видео вебинаров, предстоящие события, интервью с лидерами индустрии

Наши каналы в социальных медиа: